Информационно-развлекательный портал

Сити-NКладовкаФорумСеновалАфишаТВ-onlineЮморДругие проекты

ДневникиВидеоЖенский порталПогода

Случайные фото
Колоритные персонажи настольной игры от полиции ЕкатеринбургаБританские ученые опровергли , что британцы много пьютПо родным просторамКреативные столики«Заповедник золотых диванов» или «неординарная» квартира в КиевеЛюди говорят
Фотореалистичные татуировкиСтуденческое фото в горах, к которому стоит присмотреться внимательнееОпасная девушка из группы поддержкиНевероятное преображение барышни, отказавшейся от фастфудаФрики из социальных сетейОчередь пограничных собак за обедомДамочки хвастаются удачными покупками на АлиэкспрессРубрика "Очумелые ручки"Сексуальные велосипедистки
Тэги

12
февраля

Истории

Рейтинг:

Истории за 12 февраля 2018

Девушка приложила мордочку своего Мини Купера и по направлению страховой приехала в сервис на ремонт. Идет осмотр машины, два специалиста расписывают работы. Девочка стоит рядом и щебечет на тему "как же так, машинке же больно". Повреждения хоть и не сильные, но неприятные. Капот бампер под замену, у фары крепления тоже сломаны. Фара хоть стоит почти на месте, но сместилась и защемила край капота и просто так капот теперь не открыть. А надо. Помучившись с капотом, один мастер спрашивает другого: "фару меняем?" и получив утвердительный ответ, метким ударом ноги выносит фару. Фара падает на пол. Практически синхронно с ней валится в обморок хозяйка машинки.


Человек-медоед
Хочу рассказать про мужика-медоеда. Этот отморозок вызывает во мне искреннее восхищение.
Жил-был Адриан Картон ди Виарт. Родился он в 1880 году в Бельгии, в аристократической семье. Чуть ли не с самого рождения он проявил хуевый характер: был вспыльчивым до бешенства, несдержанным, и все споры предпочитал разрешать, уебав противника без предупреждения.
Когда Адриану исполнилось 17 лет, аристократический папа спихнул его в Оксфорд, и вздохнул с облегчением. Но в университете блистательный отпрыск не успевал по всем предметам. Кроме спорта. Там он был первым. Ну и еще бухать умел.
— Хуйня какая-то эти ваши науки, — решил Адриан. — Вам не сделать из меня офисного хомячка.
Когда ему стукнуло 19, на его радость началась англо-бурская война. Ди Виарт понятия не имел, кто с кем воюет, и ему было похуй. Он нашел ближайший рекрутерский пункт — это оказался пункт британской армии. Отправился туда, прибавил себе 6 лет, назвался другим именем, и умотал в Африку.
— Ишь ты, как заебись! — обрадовался он, оказавшись впервые в настоящем бою. — Пули свищут, народ мрет — красота ж!
Но тут Адриан был ранен в пах и живот, и его отправили на лечение в Англию. Аристократический папа, счастливый, что сынок наконец нашелся, заявил:
— Ну все, повыёбывался, и хватит. Возвращайся в Оксфорд.
— Да хуй-то там! — захохотал ди Виарт. — Я ж только начал развлекаться!
Папа убедить его не смог, и похлопотал, чтобы отморозка взяли хотя бы в офицерский корпус. Чтоб фамилию не позорил. Адриан в составе корпуса отправился в Индию, где радостно охотился на кабанов. А в 1904 году снова попал на Бурскую войну, адъютантом командующего.
Тут уж он развернулся с неебической силой. Рвался во всякий бой, хуячил противника так, что аж свои боялись, и говорили:
— Держитесь подальше от этого распиздяя, он когда в азарте, кого угодно уебет, и не вспомнит.
Хотели ему вручить медаль, но тут выяснилось, что он 7 лет уж воюет за Англию, а сам гражданин Бельгии.
— Как же так получилось? — спросили Адриана.
— Да не похуй ли, за кого воевать? — рассудительно ответил тот.
Но все же ему дали британское подданство и звание капитана.
В 1908 году ди Виарт вдруг лихо выебнулся, женившись на аристократке, у которой родословная была круче, чем у любого породистого спаниеля. Звали ее Фредерика Мария Каролина Генриетта Роза Сабина Франциска Фуггер фон Бабенхаузен.
— Ну, теперь-то уж он остепенится, — радовался аристократический папа.
У пары родились две дочери, но Адриан заскучал, и собрался на войну.
— Куда ты, Андрюша? — плакала жена, утирая слезы родословной.
— Я старый, блядь, солдат, и не знаю слов любви, — сурово отвечал ди Виарт. — Быть женатым мне не понравилось. Все твои имена пока в койке выговоришь, хуй падает. А на самом деле ты какой-то просто Бабенхаузен. Я разочарован. Ухожу.
И отвалил на Первую Мировую. Начал он в Сомали, помощником командующего Верблюжьим Корпусом. Во время осады крепости дервишей, ему пулей выбило глаз и оторвало часть уха.
— Врете, суки, не убьете, — орал ди Виарт, и продолжал штурмовать укрепления, хуяча на верблюде. Под его командованием вражеская крепость была взята. Только тогда ди Виарт соизволил обратиться в госпиталь.
Его наградили орденом, и вернули в Британию. Подлечившись, ди Виарт попросился на западный фронт.
— Вы ж калека, у вас глаза нет, — сказали в комиссии.
— Все остальное, блядь, есть, — оскалился Адриан. — Отправляйте.
Он для красоты вставил себе стеклянный глаз. И его отправили. Сразу после комиссии ди Виарт выкинул глаз, натянул черную повязку, и сказал:
— Буду как Нельсон. Ну или как Кутузов. Похуй, пляшем.
— Ну все, пиздец, — сказали немцы, узнав об этом. — Можно сразу сдаваться.
И были правы. Ди Виарт херачил их только так. Командовал он пехотной бригадой. Когда убивали командиров других подразделений, принимал командование на себя. И никогда не отступал. Под Соммой его ранили в голову и в плечо, под Пашендалем в бедро. Подлечившись, он отправлялся снова воевать. В бою на Ипре ему размололо левую руку в мясо.
— Давай, отрезай ее к ёбаной матери, — сказал Адриан полевому хирургу. — И я пошел, там еще врагов хуева туча недобитых.
— Но я не справлюсь, — блеял хирург. — Чтобы сохранить руку, вам надо ехать в Лондон.
— Лондон-хуёндон, — разозлился ди Виарт. — Смотри, как надо!
И оторвал себе два пальца, которые висели на коже.
— Давай дальше режь, и я пошел!
Но вернуться в Англию пришлось, потому что у него началась гангрена, и руку ампутировали.
— Рука — не голова, — сказал ди Виарт, и научился завязывать шнурки зубами.
Потом явился к командованию, и потребовал отправить его на фронт.
— К сожалению, война уже закончилась, — сообщили в командовании.
Наградили кучей орденов, дали генеральский чин и отправили в Польшу, членом Британской военной миссии. Чтоб не отсвечивал в Англии, потому что всех заебал требованиями войны.
Вскоре миссию эту он возглавил. В 1919 году он летел на самолете на переговоры. Самолет наебнулся, все погибли, генерал выбрался из-под обломков, и его взяли в плен литовцы.
Но вскоре его вернули англичанам с извинениями, говоря:
— Заберите, ради бога, мы его темперамента не выдерживаем. Заебал он всех уже.
Англичане понимающе усмехнулись, и снова отправили ди Виарта в Польшу.
А в 1920 году началась Советско-польская война, и Варшавская битва. Все послы и члены миссий старались вернуться домой.
— Да щас, блядь, никуда я не поеду, — заржал ди Виарт. — Тут только веселуха начинается.
И отправился на фронт. Но на поезд напали красные.
— Это кто вообще? — уточнил генерал, который в политике не разбирался.
— Это красные, — пояснили ему.
— Красные, черные, какая хуй разница, — махнул единственной рукой ди Виарт. — Стреляйте!
Организовал оборону поезда, сам отстреливался, наебнулся из вагона, залез обратно, как ни в чем не бывало. В итоге красные отступили.
После окончания войны ди Виарт вообще стал польским национальным героем, его страшно полюбили, и подарили поместье в Западной Беларуси. Там был остров, замок, охуенные гектары какие-то. Генерал там и остался, и все думали, что он ушел на покой.
Но началась Вторая Мировая. Де Виарт снова возглавил Британскую военную миссию в Польше.
— Отведите войска дальше от границы и организуйте оборону на Висле, — говорил генерал польским военным.
Но те только гонорово надувались, и говорили:
— Вы кто такой вообще? У вас вон ни руки, ни уха, ни глаза, блядь.
— А у вас, мудаки, мозга нет, — плюнул ди Виарт.
И стал эвакуировать британцев из миссии. Попал под атаку Люфтваффе, но умудрился сам выжить, и вывести колонну, переведя через румынскую границу. Потом выяснилось, что он был прав. Но тут уж ничего не попишешь.
Добравшись до Англии, ди Виарт потребовал, чтоб его отправили на фронт.
— Вам 60 лет, и половины частей тела нету, — сказали ему. — Уймитесь уже.
— Отправляйте, суки, иначе тут воевать начну!
В командовании задумались: куда бы запихнуть бравого ветерана. И отправили на оборону Тронхейма, в Норвегии. Там союзников немцы разбили, потому что союзники забыли лыжи.
— Пиздец какой-то, — огорчился ди Виарт, — Никогда не видел такой тупой, ебанутой военной компании.
В Лондоне слегка охуели, что он уцелел, и отправили на военные переговоры в Югославию. По дороге самолет опять пизданулся, де Виарт опять выжил. Но попал на итальянскую территорию.
— Бля, чот ничего нового, — вздохнул он, и его взяли в плен итальянцы.
Генерала поместили в оборудованный под тюрьму замок, как высокопоставленного пленного.
— Думаете, я буду тут сидеть и пиццу жрать, когда все воюют? — возмутился ди Виарт. — Хуй вы угадали, макаронники.
Голыми руками устроил подкоп, рыл 7 месяцев. А вернее, одной голой рукой. Одной, блядь! Чувствуете медоеда? В итоге свалил, пробыл на свободе 8 дней, но его снова поймали.
В 1943 году итальянцы говорят ему:
— Мы воевать заебались, жопой чуем, не победим.
И отправили на переговоры о капитуляции, в Лиссабон.
Потом ди Виарт вернулся в Англию, командование поняло, что от него не отъебаться, и он будет служить еще лет сто или двести. Его произвели в генерал-лейтенанты, и отправили в Китай, личным представителем Черчилля.
В Китае случилась гражданская война, и ди Виарт очень хотел в ней поучаствовать, чтоб кого-нибудь замочить. Но Англия ему запретила. Тогда ди Виарт познакомился с Мао Дзе Дуном, и говорит:
— А давайте Японию отпиздим? Чо они такие суки?
— Нет, лучше давайте вступайте в Китайскую армию, такие люди нам нужны.
— Ну на хуй, у вас тут скучно, — заявил ди Виарт. — Вы какие-то слишком мирные.
И в 1947 году наконец вышел в отставку. Супруга с труднопроизносимым именем померла. А в 1951 году ди Виарт женился на бабе, которая была на 23 года младше.
— Вы ж старик уже, да еще и отполовиненный, как же вы с молодой женой справитесь? — охуевали знакомые.
— А чего с ней справляться? — браво отвечал ди Виарт. — Хуй мне не оторвало.
«Честно говоря, я наслаждался войной, — писал он в своих мемуарах. — Конечно, были плохие моменты, но хороших куда больше, не говоря уже о приятном волнении».
Умер он в 1966 году, в возрасте 86 лет. Человек-медоед, не иначе.


Когда меня назначили начальником, то по штатному расписанию мне стала полагаться секретарша, или "технический помощник". Я отнесся к этому без особого энтузиазма, поскольку не знал как ее применить. Гусары - молчать! Я тогда был практически молодожен, да и понимал, что на работе только последний идиот крутит любовь. HR-директор меня поспрашал насчет требований, ну я им сказал "чтобы умная, понимала технические термины, и с сиськами 5-го размера". Пошутил я так. А HR тоже меня подъебнул в ответку (он тоже был молодой, как и я, пиво пили неоднократно), нашли именно такую! Действительно, с сиськами 5-го размера.
Ну я ей показал рабочее место, говорю - сиди, делай умный вид, можешь сидеть в контактике, только не пались. Работы у меня для тебя как таковой нет, Я сам справляюсь со всякими бумажками и отчетами.
Просидела так пару месяцев. Меня-то и не было практически, все совещания и командировки, приходил только отчеты заполнить, а ей не доверял - некомпетентна. Фигли, у меня в мобиле все есть, и почта, и контакты. Получал от нее только сводку - звонили на рабочий тлф оттуда-то, хотели то-то и все.
Как-то задержался, попросил чай ее сделать (да, сексизм и эксплуатация), разговорился с ней. Оказывается - она имеет вышку, закончила тот же технический ВУЗ, что и я. Работы нет, по специальности не берут без опыта, вот решила пойти сюда. Я говорю - "хм", набираю главного инженера, спрашиваю - ты же давно ищешь себе девочку, чтобы разгребала тонны бумаг и чертежей, разбиралась в этом, а между делом чтобы в автокаде рисовала чертежи? Забирай.
Забрал, вроде бы оба остались довольны.
Я оттуда скоро уволился, но эту девочку как-то повстречал, она там тоже уже не работает, но благодарила за заботу, мол я там, у ГИ столько нахваталась, что теперь меня замучили предложениями о работе.
Вот так.


Иду оформлять паспорт дочери. 14 лет, ждёт документ. Нужно оплатить госпошлину, 300 рублей. Прихожу в банк, отстаиваюсь в очереди, озвучиваю кассиру: "Пошлина. Получение паспорта, 14 лет". Девушка в окне заявляет: "Нужен её паспорт". Я в ступоре - то ли тупят, то ли не расслышали. Повторяю: "На получение паспорта первый раз. 14 лет. У ребенка из документов только свидетельство о рождении"
"Нам нужен её паспорт. Иначе платёж не пройдет. У нас такая программа, требует паспортные данные".
Идиотизм.
PS Как в анекдоте: Для входа в здание нужен пропуск, а пропуск выписывают внутри здания.
PPS Оплатил через Инет.


Нужные слова.
Ездили на днях к корешу на дачу, огурцы поливать. Ну и, ближе к вечеру, в аккурат под огурцы, заговорили о роли отдельно взятого индивидуума в воспитании и формировании личности. Тема показалась крайне занятной, в связи с чем мне вспомнилась одна давнишняя история, довольно точно раскрывающая суть этого вопроса.
Был у нас в училище начальник строевого отдела, капитан второго ранга Кузьмин. Человек крайне сложного характера, жёсткий — в общем, вполне типичный для того канонического вида, в котором иные строевые офицеры предстают в анекдотах про злобную военщину. Боялись его жутко. Редкая птица пролетала мимо него безнаказанно: Кузьмин был из тех, кто спокойно мог докопаться до столба. Огрести можно было буквально за всё, особенно он любил неуставные фуражки-«грибаны» у старшекурсников. Рвал их собственноручно и тут же выбрасывал в урну, откуда, чуть позже, ошмётки «грибана» извлекались, после чего изделие реставрировалось, давая тем самым старт новой увлекательной охоте.
Заканчивал Анатолий Осипович наш факультет, служил турбинистом в «Стране Летающих собак» под названием Гремиха, что, без сомнения, оставило в его душе глубокие незаживающие раны, боль от которых отражались на подрастающем поколении будущих офицеров — на нас.
Случился у нас на третьем курсе, ближе к весне, большой залёт. Сути его, честно говоря, не помню, ибо всех их и не упомнишь; могу только сказать, что был он массовым, циничным, и исполненым в максимально вызывающей форме, которая только доступна курсантам третьего курса.
Естественно, безнаказанным такое оставить было невозможно, поэтому утром начался разбор полётов, который вылился в большое построение и громовую речь Кузьмина, ради такого случая прибывшего в наш корпус. Жили мы тогда на одном этаже с четвертаками и, видимо, для профилактики, командование решило вздрючить и их тоже.
Сто человек стояло в длинном коридоре жилого корпуса, первая шеренга делала виноватые лица, вторая — лениво перешёптывалась и откровенно скучала. Кузьмин медленно, заложив руки за спину, прохаживался вдоль строя и что-то говорил, не находя понимания у стоящих напротив: были это какие-то гневно-дежурные слова, положенные в подобающих случаях, но никого особо не трогавшие. Как обычно, все ждали выводов, от которых зависело ближайшее будущее стоявших в строю.
Потом он вдруг остановился и, резко сменив тон, спокойно сказал: «Вас здесь воспитывают, учат, и пытаются сделать из вас людей только для одного: для того, чтоб однажды, один раз в жизни — наступил ваш звёздный час. Не важно в какой форме это произойдёт: накроете ли вы собой амбразуру, как Матросов, спасёте ли товарища в отсеке, пожертвовав собой, или нажмёте в нужный момент одну единственную кнопку, которая предрешит исход аварийной ситуации. Всё, что вы здесь видите и слышите, запомните — всё! — нацелено именно на это. И постарайтесь сделать так, чтоб то, чему вас здесь учили, не пошло прахом из-за вашей же глупости и разгильдяйства. Вы должны выполнить своё предназначение».
Я хорошо помню многих, кто был на том построении — и своих, и старший курс. Стояли там Аряпа с Любушкиным, которых знает теперь полстраны, стоял в том строю и Димон Колесников по кличке «Золотой», который спустя несколько лет своим последним письмом прославил на весь мир дух русских моряков.
Когда опубликовали его знаменитое «Отчаиваться не надо», я подумал: «Ну вот, Димон, это и была твоя амбразура».
Не знаю, вспомнит ли сейчас Кузьмин эту историю; вполне допускаю, что и нет, потому что для него всё это было рядовой взбучкой — одной из тех, что он задавал направо и налево регулярно. Для меня же эти простые формулировки стали той самой прокламацией, что до конца жизни бережно носится в левом нагрудном кармане.
Вот так и бывает иногда: воспитывали-воспитывали десятки педагогов, а потом встал вдруг незамудреный человек и, найдя нужные слова, в доступной форме объяснил — кто ты, зачем, и для чего. Я чертовски горжусь тем, что меня учили такие люди.
Встретит его кто — привет передавайте и поклон земной.


Когда это было не скажу. Республика Коми. Зима. Мороз. Собрались мужики на охоту на кабана. Купили лицензию, все честь по чести. Приперлись в лесничество. Встали на номера у тропы, ждут. А был средь них дед один, Степанычем кличут. Вот тут-то и приперло ему по-крупному сгонять. Голой попой в сугроб, понятное дело, интереса нет. Вышел на тропу, присел, задумался... Ружье рядом, под рукой.
В самый ответственный момент на тропу вылетает кабан, с явным намерением втоптать Степаныча в ту скульптуру, которую он только что начал ваять на тропе. Надо сказать, что кабан не был крупным, всего кило около 200 чистого мяса. Степаныч, замерев в ожидании непоправимого, абсолютно точно оценил свое положение, прикинул шансы на выживание и его процесс пошел значительно быстрее. Кабан же, видя неожиданную преграду начал тормозить, упираясь всеми четырьмя копытами в снег перед собой. Но второй закон Ньютона еще никто не отменял. Тормозной путь кабана составил порядка пятнадцати метров.
И вот! Рандеву! Кабан мягко подъезжает на своем 200-килограммовом седалище прямо к Степанычу. Пятак в пятак. Такого вонючего зверя кабан в лесу еще не встречал.
- "Хрю" (или что-то вроде того) сказал кабан.
Степаныч, открыв один глаз и тыкая стволом ружья в морду чуда-юда: "Пошел отсюдова".
У кабана будто крылья выросли, он ломанулся в чащу не разбирая дороги, и плевать он хотел на скульптуру.
Финал.
Мужики: "Степаныч, а ты чо не стрелял-то?"
Степаныч: "Что ж я правил охоты не знаю? Ушел с номера - разряди ружье!".


Екатеринбург. На проспекте Ленина, 81 работает бутик "Фанни Каплан".


Король Людовик XIV написал несколько стихотворений и дал их оценить сатирику Буало. Тот прочитал монаршие сочинения и сказал с почтительностью:
- Ваше величество, я лишний раз удивляюсь вашим неограниченным возможностям: вот захотели написать плохие стихи - и блестяще справились с поставленной задачей!


В далёкие 80-е попросил меня сосед привести ему корейской водки с корейским же гадом внутри бутылки. Сосед сильно страдал болями в суставах и кто-то ему рассказал о технологии приготовления такого напитка : кипящую водку наливают в бутылку и туда же впихивают живого, но сильно сопротивляющегося страшно ядовитого гада. Умирая в страшных муках, тот испускает свой яд, как месть человечеству, в бутылку с водкой. Отчего оная (водка) становится для пития непригодной, но легко избавляет это же человечество от болей в суставах.
Я уважал своего соседа и таки привёз ему литровую бутылку корейской водки со страшного вида змеем внутри - мстительный оскал убиенного гада мог служить средством избавления от алкоголизма. Сосед не мог нарадоваться подарку, а постоянная боль в его суставах вдруг подозрительно затихла. Тем не менее, они (суставы) тут же были растёрты змеиной водкой. А живший неподалёку закадычный друг моего соседа, услышав (или унюхав) весть о чудодейственном зелье, охотно присоединился к эксперименту. Домочадцы настороженно затихли в ожидании исхода ... Я не стал ждать окончания клинического испытания корейского лекарства и отправился к себе домой - благо наши дома находились рядом.
Но примерно через час всё же заглянул к соседу - увиденная картина была достойна кисти художника эпохи возрождения...на кухонном столе стояла пустая бутылка из под корейской водки, а вокруг неё были аккуратно выложены ...обглоданные кости того корейского гада.
И оба они, мой сосед и его закадычный друг, положительно отозвались о вкусовых и лекарственных свойствах напитка, и что они оба готовы продолжить клинические испытания указанного корейского лекарства. При этом скромно поинтересовались - не осталось ли у меня хотя бы одной бутылки ...


Стою низко опустив голову.На меня кричат, грозят. А я, вроде уже не молодой человек, не могу поднять голову и посмотреть в глаза людям. Внученька, внученька, зачем ты так с дедушкой! Зачем ты это сотворила?
Народу в кабинете директора школы много, но прям со злобой на меня наезжают директриса школы, инспекторша по делам несовершеннолетних и молоденькая учительница. Только участковый не поднимает головы уткнувшись в бумаги. Меня уже провели по разгромленному актовому залу, показали следы крови на некоторых предметах. А теперь меня грузят по полной.
И поскольку говорят одновременно, то я воспринимаю урывками:
-сорвала вечер встречи выпускников..
-..пострадал авторитет школы..
- .. пострадали уважаемые люди..
- .. тяжкие телесные...сотрясение мозга..
- .. многочисленные ушибы .. вырванные волосы ... порванная одежда..
Мне всё хуже, я не могу уже сдерживаться, чувствую не выдержу. Достаю пластинку валидола:
-Извините, мне надо выйти на свежий воздух.
Поворачиваюсь и выхожу из кабинета. Слышу голос участкового:
- Я, провожу гражданина.
Едва сдерживаясь прохожу по коридору, выхожу на крыльцо.Оглядываюсь, и ускоряя шаг спешу за ближайший угол школы.
Заворачиваю и тут сила воли моя кончилась.
Я начинаю смеяться, да какой там смеяться - РЖАТЬ!!! До слёз, до стука головой о стену!
Там меня и нашел участковый, только вот смеяться он начал гораздо раньше. Подошел ко мне уже в слезах.
Так мы и угорали с полчаса.
- Ну вот КАК! Я мог такое пропустить?!-вытирая слёзы сказал участковый -Ведь всегда присутствовал сначала, а тут решил подойти к окончанию вечера.
- Я надеюсь, кто нибудь снимал на видео?
- Вот нам только и остается надеяться - махнул он рукой.
- А откуда у нее все эти аксессуары?
Я подумал.
За неделю до этого Юленька (внучка моя) ездила в Краснодар на свадьбу к подружке.
Вот видимо оттуда все и привезла.
И вот представьте: вчера, Вечер Встречи Выпускников, актовый зал. Старшеклассники со сцены поздравляют школу, учителей, выпускников. Короче, поют, танцуют. Открывается дверь и в зал входит моя внучка (она в 11 классе) в шикарном, белом свадебном платье. Фата и букет невесты тоже присутствуют. Ясное дело, под руку с женихом. Сзади свидетель и свидетельница с лентами через плечо.
"Невеста" поднялась на сцену:
-Уважаемые гости! Я не могла, не поделиться с вами своим счастьем, поэтому я решила бросить "букет невесты" в родной школе. Ведь у нас так много одиноких девушек желающих выйти замуж! Ловите!!!
И бросила букет в зал.......
Дальше уже рассказывал участковый.
-Директрису отшвырнули через 2 ряда кресел, Инспекторшу по делам несовершеннолетних затоптали, отдавили руку, вырвали один ноготь. С подратыми лицами более двух десятков, двое с сотрясением мозга. Все остальное мелочи, типа разбитых носов. Пострадавших школьниц нет. Только учительницы и выпускницы. Ну еще физрук получил фингал, когда пытался разнимать.
Я не знаю, как мне убеждать любимую внучу, что это неудачная шутка? Тем более, что мне не удалось ее увидеть вживую. Одна надежда, что где то есть запись.

Комментарии /0

Смайлы