Информационно-развлекательный портал

Сити-NКладовкаФорумСеновалАфишаТВ-onlineЮморДругие проекты

ДневникиВидеоЖенский порталПогода

Случайные фото
Британец превращает свой дом в хижину посреди джунглейСтудентка по пьяной лавочке проспорила татуировку любимого героя сериала в образе бомжаДоктор, пересадивший головы 1000 мышей, мечтает потренироваться на людяхЕда глазами женщинЗоопсихология о курицахНекошерные тапки
Лютый косплей на кота МатроскинаНа один день ты стала мужиком, твои действия?Настоящий киборг из китайской глубинкиА вы говорите сандали с носкамиСлабоумие и отвагаАнна Тураева. Рекордсменка Европы и Мира по жиму лежа.Каратистка продолжает тренировки на последнем сроке беременностиЧудо-лодкаФотки из ночных клубов
Тэги

26
января

Истории

Рейтинг:

Истории за 26 января 2018

В 4 года дочка мечтала стать следователем. Я сделала для нее самодельный "чемодан детектива" (скотч, мел, пакетики зиппированные, перекись водорода, пинцетики всякие).
Вышли вечером расследование проводить. Дочка собирает и складывает камни возле разбитой машины, на которой могут быть отпечатки пальцев злоумышленников, в пакетики и говорит:
НАМ НАДО ВСЕ-ТАКИ ПЕРЧАТКИ КУПИТЬ, МЫ ЖЕ САМИ СЕБЯ ИСКАТЬ БУДЕМ


Забегаю ночью в дежурную аптеку, шарю глазами по витринам. Молоденькая фармацевт понимающе улыбается и спрашивает:
- Презервативы?
- Поздно. Соска марки ХХХ от 12 месяцев есть?
Будни папаши, дочка которого разгрызла последнюю соску.


Достать до звезд
Моя очередь про отца написать. Родился в июле 1941 года. В ноябре того же года ему, матери и отцу удалось пережить «кровавую неделю». Во время обороны города от немцев, его отец, заводской латыш-инженер, руководил группой строителей, которые возводили блиндажи, насыпали рвы и рыли окопы. Дед в те дни ноября практически не спал, нужно было уследить за рабочими бригадами. Немцы все же прорвались, хоть и недолго. Бабка моя позже рассказывала отцу, как прятала его от снарядов, кутая в пальто и спуская в подвал в деревянной кадке. Немцы с особым зверством потом убивали инженеров и строителей, так как их бесхитростные ямы, ежи и прочие конструкции порядком задержали наступление, и даже вывели несколько танков из строя. Дед спасся, так как говорил по-немецки. Их остановили на улице с одним из бригадиров, и он как-то смог отговориться, придумал что-то на ходу, говоря, что они торгаши, приехавшие из Прибалтики за зерном полгода назад. Спасло еще то, что они еле передвигали ноги, не выглядели, как способные вырыть сотни кубометров земли рабочие. Немцев выбили скоро, и за дедом пришли уже свои. Он не смог отговориться на этот раз. Обвинили в шпионаже и расстреляли в 1942 как мы узнали уже 45 лет спустя. В детстве у отца была любимая игрушка – выключатель черного цвета, настенный. Всегда носил с собой и часто щелкал. Однажды, уже после войны, он щелкал на уроке и его вызвала к доске учительница, чтобы он предъявил его и перестал щелкать. Озвучивая ему нравоучения, он сама щелкнула выключателем и свет в классе погас. Она тщетно пыталась включить его обратно тем же выключателем. Он часто рассказывал эту историю уже будучи взрослым и уважаемым человеком. И на лице его играла счастливая, озорная улыбка. Как и его отец, мой начал работать на заводе с 14 лет – был электриком фрезерных станков. Вообще, я думаю, что этот выключатель и привил ему любовь к электричеству. С ним он был на ты, всегда все мог починить. Не забывал и книжки читать, конечно же. Увлекся фотографией… И вот каким-то магическим образом он уже на вступительных экзаменах ВГИКа, в приемной комиссии Сергей Герасимов. Папе не хватило знаний пройти конкурс на отлично, но его талант и харизму отметили, предложили поступить без стипендии. Папа тогда ответил «нужно обсудить с мамой», и в тот же день уже уехал домой в Ростов на поезде. Маме сказал, что посмотрел на Москву и передумал – большой и очень дорогой город. Да и ВУЗ не такой хороший. Ему сложно было признаться, что он не набрал нужных баллов. И он никак не мог согласиться на обучение без стипендии, мать-инвалид не смогла бы сама себя обеспечивать. Вернувшись к токарным станкам и своим книгам, он твердо решил стать преподавателем. Он рассказывал, что московские преподаватели из ВГИКа произвели на него впечатление – речь, манеры, пиджаки. Интеллигенция, одним словом. Через два месяца после его путешествия в Москву его срочно вызывает начальство. Сначала прибежали взъерошенный начальник смены со старшим электриком, а потом все побежали к «главному», на особый этаж, в особый кабинет. Зайдя в кабинет, папа увидел «главного», который протягивал ему телефонную трубку. Звонил Герасимов, и интересовался, почему же студент пропал. Папа объяснил все, и, хотя Герасимов сказал, что вопрос со стипендией решит, ответил, что останется на заводе. Звонок Герасимова, главного режиссера того времени, отказ в пользу участи рабочего на заводе явили «главному» интересного человека. Главный решил ему помочь, где-то советом, где-то делом, или рекомендацией. В 24 года у папы уже было два высших образования – учитель английского языка и юрист. Познакомился с моей мамой, понравился очень ее маме, а вот дед не принял его. Дед прошел войну срочником, дошел до Праги, где был контужен. 2 ордена Красной Звезды, командир минометного взвода, без одного легкого с негнущимся коленом, не разглядел он сразу отца. Франт, пижон, слишком ладно стелет. Дед был из другого теста. Но судьба любила отца. В доме деда за день до встречи отключили свет. Папа вызвался проверить и вот он уже на приставной лестнице на высоте 7 метров у распределительного щитка на столбе с закатанными рукавами. Собрались все мальчишки из соседних домов, и их папаши, дающие очень «дельные советы» электрику. Свет появился, свечи задули и продолжили ужин. Дед налил отцу домашнего вина, а после повел его показать свой сарай с инструментами. Я и сам в том сарае провел потом пол детства, нет ничего интересней пил, молотков, гвоздей, паяльника, наковален и т.п.
Отец нашел себя в адвокатуре, обожал гражданское право, говорил, что оно в разы сложнее уголовного и намного важнее. Обманы, нечестность, жестокие споры – все это наполняло его жизнь, именно с этим приходили в основном несчастные люди. В то время адвокатские гос. конторы не были чем-то недосягаемым. Услуги не стоили много, а люди работали очень профессиональные. Часто отец брался за работу в Москве без гонорара, только чтобы оплатили билеты, и навещал сестру, а после и меня. Он помог очень многим, возвращал людям имущество, их честное имя, их семьи. Умер он неожиданно, в адвокатской конторе за столом. У него случился инфаркт после судебного заседания. Говорят, жаркий выдался процесс, и прокурор настаивал на длительном сроке для парня, который что-то украл. Не любил папа уголовные процессы, но здесь не мог отказать, это был сын друга. Мы никому не говорили, придавило сильно и мы не знали, с чего начать, похороны, место на кладбище. Я еще пацаном был, сестра далеко. Но нам помогли, люди помнят добро и появилось и место, все организовали. Я прилетел на следующий день, и не мог пробиться во двор. Столько было людей. Прямо как после удачной премьеры в кино. Только все были печальными.
Я прочитал историю, как важно уделять внимание родителям. Иногда даже баловать их, уделять им внимание. Да. Именно так. У меня отличная семья, двое пацанов, но есть мечты, которые я никогда не выполню уже. Не привезу отца в автосалон и не покажу ему его новый автомобиль, не угощу его классным пивом, не свожу его в Испанию. А я бы многое отдал за то, чтобы увидеть в его счастливую улыбку. Не упускайте эти моменты.


И снова об необычных судебных процессах, примечательных случаях, и ярких личностях в США. Предупреждаю - будет очень много букафф.
Предисловие:
Думаю что все подростки в СССР зачитывались книгами Джеймса Фенимора Купера "про индейцев". Пожалуй каждый знал о Натти Бампо и Чингачгуке. Прекрасные описания природы, увлекательные приключения героев, и конечно же схватки между хорошими могиканами и кровожадными гуронами захватывали воображение и уносили в неведомый мир. Крепкое второе место "индейской" тематике безусловно занимал Томас Майн Рид. Он очень плодовитый писатель, но думаю мало кто возразит, "Всадник Без Головы" и "Оцеола, Вождь Семинолов" - это его лучшие произведения. Ежели вы их не читали запоем вместо зубрёжки алгебры или географии, а родители не ловили вас за чтением при свете фонарика под одеялом, то мне вас искренне жаль.
С тех пор утекло много воды и нынче в моде совсем другие произведения, а когда-то любимые книжки давно сиротливо пылятся на верхней полке. Но я верю что большинство, несмотря на прошедшие годы, хранят ту искру что делала каждый день удивительным. Итак, замечательным книжкам детства посвящается.
"Хукипи - Вождь Семинолов"
Эпиграф: "Никогда не сдавайся, ведь даже если тебя съели, у тебя всё равно есть два выхода."
Семинолы издревле обитали в Флориде. Они были настолько могучи и воинственны что даже конкистадоры, которые ради наживы были готовы выгнать чёрта из ада, столкнувшись с ними в бою предпочли далее вглубь полуострова не заходить и ограничились поселениями на побережье. Более 300 лет семинолы оставались независимыми, но вечно так продолжаться не могло. Интересы Испании, Англии, США и индейцев столкнулись и большая война стала неизбежной.
Более 40 лет семинолы сражались за свою свободу в бесчисленных стычках и 3-х кровавых войнах. Но силы были неравны и в 1858-м году, после Третьей Семинольской Войны, практически всё племя выселили из родных земель в далёкую Оклахому. Лишь около 200 индейцев избежали общей печальной участи и скрылись в бескрайних Эверглейдс, вечных тропических болотах. Там под защитой пантер, аллигаторов, и малярии они чувствовали себя в сравнительной безопасности. Изредка к ним забредали беглые рабы или белые кто не ладах с законом, но в общем контактов с чужаками было мало.
Индейские войны в США длились до 1924-ого года. В итоге краснокожие смирились, зарыли томагавки, повесили на стену ружья, и подписали капитуляции и мирные договора. Кое кто интегрировался в новую жизнь где правил белый человек, но большинство оказались в резервациях выделенных правительством. По разному выживали племена. У кого были пахотные земли, те фермерстовали. Другие занялись традиционными ремеслами, живя продажей поделок туристам. Немного помогали периодическими дотациями федералы и штаты. Внутри племён была большая разница в доходах, вожди обычно жили получше, а обычные индейцы бедствовали. Семинолы в Флориде занялись скотоводством кое-как сводя концы с концами, ибо пастбищ было мало, больше болота.
В начале 1944-ого года, в Флориде, у семинолки Агнессы Билли из клана Птицы вне брака родился мальчик. Отец был ирландец, курсант училища морской авиации что базировалось рядом с резервацией. В 1943-м он уехал на войну даже не зная о беременности подружки. Мать назвала сына Хукипи, что значит "тот кого забрали." После родов в её хижину пришли шаманы племени и заявили "Бледнолицые наши враги. Твой ублюдок не наш и никогда он не станет нашим по духу. Будет куда лучше если мы соблюдем традиции и оставим его у болота, а пантеры, аллигаторы, или красные волки сделают своё дело. Отдай его нам." Агнесса сопротивлялась как могла, но сила была на стороне шаманов.
Малыша спасло чудо, Агнессу навестила подруга, Потаки из клана Змеи (много лет спустя её выбрали вождём семинолов, и по сей день она единственная женщина удостоившаяся этой чести). Гостья отлично поняла что происходит, ведь и она сама была полукровкой, мать семинолка и отец француз. В своё время её и младшего брата старейшины тоже хотели оставить у болота на верную гибель, но их мать продала и раздарила всё своё стадо дабы ублажить разгневанных шаманов и бежала с детьми из резервации. Женщины подняли страшный крик, сбежались соседи, и Потаки публично поклялась что она донесёт полиции если хоть кто-то пальцем тронет младенца.
Мальчик подрос и мать дала ему свою фамилию и имя для бледнолицых, Джим. Опасаясь шаманов Агнесса поселилась на границе резервации, на ферме где разводили шимпанзе. Туда часто приезжали туристы посмотреть на обезьянок и ... индейцев. Джим с матерью жили очень бедно, а когда ему было 9 лет она умерла. Сироту сначала приютили родители матери, но и они были не в восторге от внука-полукровки. Основным методом воспитания были тумаки и ругань. Вскоре не стало и их, и Хукипи остался без крова.
Изредка ему помогали другие члены клана и друзья матери, но у них самих мало было чем поделиться. Лишний рот был никому не нужен и домом мальчищки стала улица. Нищий среди нищих, он выживал как мог. Спал в заброшеных зданиях и на свалках автомобилей. Попрошайничал, мошенничал, воровал, но полиция его поймать не могла ведь Хукипи изучил болота как свои пять пальцев и всегда скрывался. Когда чуть подрос, работал мальчиком на побегушках, уборщиком, подмастерьем на стойке, и ... боролся с аллигаторами на потеху туристам. Полукровка оказался на редкость сильным малым, без страха, и с отличной реакцей.
А вот с учебой дело не сложилось. Школа была вне резервации, белые дети его жестоко дразнили, да и чистокровные индейцы не давали спуску. Дрался он постоянно и при каждой возможности прогуливал уроки. Несколько раз Хукипи даже выбрасывал свою обувь в канал, дабы была причина не ходить в класс. Но его спасительница Потаки, которая чувствовала ответственность за подростка, покупала ему новую, выискивала его в болотах, и пинками загоняла в школу. Со временем справиться с мальчиком стало тяжело и его отправили в интернат Хаскелла в Канзасе, специальную школу где старались обучить индейцев как стать более белыми (теперь это университет, но до 1965-го года там обучали старшеклассников).
Через несколько лет, с горем пополам, Джим получил школьный диплом и вернулся обратно. Чем себя занять он не знал, на резервации работы не было, вне её он был никому не нужен. Юноша приходил на племенные сходки где велись долгие разговоры о былых временах, о том как всё сейчас плохо, и жаловались на недостаток дотаций от правительства. Слов было много, а дел никаких, и он понял - сейчас здесь ловить нечего. Оставался один выход, армия.
Сильный, хитрый, ловкий, жесткий, прирождённый лидер, он был создан дабы стать ренджером (Army Ranger). Разгоралась война в Вьетнаме и там ему было самое место. Джунгли напоминали родные Эверглейдс, только без аллигаторов, а война была похожа на привычную охоту. Отличился Джим очень скоро, его произвели в сержанты, назначили командиром отделения, и стали давать задачи всё более и более сложные. Захват языков, рейды в тыл противника, разведка, и прочие развлечения ренджеров ему очень нравились. Его группа часто ходила по грани, но всегда возращалась без потерь. Кровь отважных предков сыграла свою роль, Джим кожей чувствовал засады, ловушки, мины, и ядовитых змей. Казалось удача никогда не покинет его и товарищи были готовы идти за ним в огонь и воду.
Отслужив полный срок в самом пекле он имел полное право уехать обратно, но записался на ещё один срок. Оставлять боевых товарищей ренджер не хотел, а риск любил. И снова рейд за рейдом, задание за заданием, и успех за успехом. Вскоре Джим стал мастер-сержантом и замком взвода. Его бы направили и на офицерские курсы, но он сам не проявлял желания. После очередного удачного рейда в 1968-м году ему дали высшую награду солдата, отпуск домой. Вернувшись Джим узнал страшную весть, без него везение взвода закончилось. Друзья пошли на очередное задание, но с ними не было "того кого забрали", и некому было вовремя учуять опасность. Взвод попал в засаду и от него осталось лишь название.
Внутри что-то надломилось, в гибели товарищей Джим винил себя. "За что я воюю?" размышлял он и не находил для себя ответа. Воевать резко разонравилось, началась депрессия, и в голове роились мрачные мысли. Дослужив свой срок он ушёл из армии.
- "Куда мне теперь?" спросил Джим при увольнении.
- "А куда хочешь." равнодушно ответил чиновник. "В благодарность за службу правительство готово оплатить твоё образование."
- "На кого вы мне порекомендуете учиться?" поинтересовался бывший сержант.
- "Люди всегда будут стричься. Иди в парикмахеры." усмехнулся чинуша.
- "Это идея. Мне нравится" решил Джим.
Джим окончил курсы и решил вернуться на резервацию. Весь мир был для него открыт, но что-то непонятное тянуло его в родные болота. Мальчик Хукипи возмужал, заматерел, и взрослый не по годам он почувствовал боль за своё племя на которое уже смотрел новым взлядом. Нищие, опустившиеся от безысходности и алкоголя, живущие на подачки, без преспективы и надежды и всё же... такие родные. "Надо что-то делать, ведь так жить нельзя. Они лишь ведут разговоры о прошлом, о былом величии, и плачутся в жилетку друг-другу. Надо брать дело в свои руки. Не будь я Хукипи, если я не сделаю семинолов великим племенем снова. Но начать надо с себя." решил он.
Хукипи поселился на резервации и женился. Карьера парикмахера не задалась, ведь соплеменники, и мужчины и женщины, предпочитали длинные волосы, а любителей высокой моды на резервации не было. Он также научился неплохо играть на гитаре, писать песни, и немного подрабатывал выступая в своём стиле "болотный рок" по окрестным барам и клубам (кстати как певец и гитарист Джим был номинирован на премию Грамми в 1999-м за свою песню "Big Alligator").
Но денег всё равно на семью не хватало. Тогда он вспомнил свои навыки строителя и начал строить чики, традиционные семинольские дома. Голливуд сделал своё дело и индейская тема стала популярной и Хукипи решил на этом сыграть заявив "Настоящий чики может построить только настоящий индеец. Всё остальное не более чем подделка." Без устали он носился по окресностям и предлагал свои домики задешево. Очень скоро его чики, как часть местного колорита, появились в парках, частных клубах, и во дворах богачей. Бизнес быстро рос и он стал одним из успешнейших членов племени (правда всё племя было менее 1.5 тысяч человек).
Теперь можно было заняться и делами общественными. Проблема была явной, резервацию облюбовали наркокурьеры как перевалочный пункт. В болотах регулярно садились гидропланы загруженные кокаином из Центральной Америки и оттуда отрава расползалась далее. Некоторые семинолы соблазнившись лёгкими деньгами даже стали приторговывать наркотой. Естественно полицейские и ФБР периодически устраивали рейды и нередко само регулярное присутствие служителей правопорядка провоцировало конфликты. Хукипи с детсва не любил полицейских, но наркодельцов он не любил ещё больше. Бывший спецназовец решил так "Надо устранить первопричину. Тогда раз, у нашей молодёжи не будет дурного примера. Они не будут ни употреблять ни торговать этой гадостью. И два, если не будет наркокурьеров, то полиции здесь делать будет нечего и на резервации станет спокойнее." Он взял плоскодонку с пропеллером, смазал верный винчестер, зарядил револьвер, и уговорил с собой пару друзей, тоже ветеранов Вьетнамской войны.
-"Куда ты?" плакала его жена. "Оставишь меня вдовой и детей сиротами. Пускай полицейские решают эти вопросы. Зачем тебе вписываться в их разборки?"
-"Дура" резко осадил её Хукипи. "Полицейские - просто сосунки. Они не смогут снять и шлюху в портовом борделе, даже если её им покажут и у них в руках будет пачка сотенных. Им плевать на меня, тебя, и на всех семинолов вместе взятых. Они работают за зарплату, приехали и уехали. Как ты не понимаешь, это наш дом, наша земля, наше болото, и нам тут жить. Нам тут растить детей. И вычистить эту мразь мы должны сами."
И в ущерб бизнесу, сну, семье, и рискуя собой день за днём, вечер за вечером, и ночь за ночью он чаще сам, реже с друзьями, выезжал патрулировать болота. Бывший ренджер вспоминал службу в Вьетнаме, павших друзей, и былые успехи. Но теперь он дрался не против каких-то непонятных коммунистов и неизвестно за что. Нынче у него была цель, он вышел на тропу войны что бы очистить от скверны свой дом, и остановить его не смог бы никто на свете.
Возможно Хукипи действительно обладал недюжинным ораторским искусством, а может и винчестер был убедительным аргументом. Иногда из болот слышались выстрели и взрывы, но он всегда выходил из болот невредимым. Никаких следов никто никогда не находил ибо вечные болота Флориды хорошо хранят свои тайны и не любят их выдавать. На удивление, местому шерифу самодеятельность ветерана пришлась по душе и он даже на время сделал индейца своим официальным помошником (deputy), правда без зарплаты. Очень скоро наркотрафик через резервацию резко уменьшился, а после исчез совсем. А те соплеменники кто был замешан в наркоторговле после встречи один на один с Джимом либо уехали навсегда с резервации либо резко сменили вид деятельности.
Хукипи зауважали, стали побаиваться и его голос на племенном совете стал очень весомым. Когда он предложил создать собственную полицию (Indian Police) дабы к ним поменьше заезжали представители штата или ФБР, идею приняли с восторгом. Очень скоро на территории резервации стало куда меньше драк, воровства, пьяных дебошей, и жизнь стала куда спокойнее и приятнее. Когда подошло время выборов нового вождя в 1979-м году, то вождь Говард Томми решил не баллотироваться вновь и предложил Хукипи стать вождём . Кандидат огласил "Настала пора перемен. Мы семинолы, мы великое племя, и пора нам вернуть своё величие." И с подавляющим большинством голосов его выбрали верховным вождём.
Вождь принял племя в плачевном состоянии. Большинство доходов было от дотаций правительства, сдачи земли в аренду, и немного от туризма. Самым доходный бизнес на резервации была торговля сигаретами, а весь бюджет племени был менее $400/на человека в год. Но у Хукипи был чёткий план как вытащить племя из нищеты "Надо открыть на территории резервации зал для игры в "Бинго", где люди смогут играть по крупному. Если пойдёт дело, откроем и казино."
Собственно идея была не нова, её ещё вынашивал и прошлый вождь, но дальше красивых речей дело не пошло. Но денег на постройку здания, персонал, и рекламу не было. Не было у него и ни малейшего понятия как управлять игорным бизнесом. А самое главное, в Флориде игорный бизнес был под запретом с небольшими исключениями. Он стучался в разные двери, но ни один инвестор и ни один банк даже не подумал дать ему кредит. "Дать деньги нищему племени у которого нет ничего кроме болота и клочка земли на открытие нелегального казино - это безумие. Мы не дадим ни цента и никто не даст." единогласно отвечали все. Но Хукипи не впал в уныние, у него снова была ясная цель. Ему вспомнился свой взвод в Вьетнаме который погиб из за его отпуска. "Теперь этого не повторится, я Хукипи - вождь семинолов, и моё племя надеется на меня."
Он долго обдумывал ситуацию и осознал, самому не справиться, нужна серьёзная помощь. Товарищ рассказал ему об одном человеке который наверное сможет помочь. Для праздного взгляда это был тихий, маленький, неприметный старичок который любит гулять по пляжу с собакой. С виду он казался безобиднейшим скромным пенсионером, которых так много в Майями. Единственное что отличало этого человека это был цепкий взгляд и ощущение непонятной силы идущей от него. Но Джим знал, это не просто пенсионер, это человек который может совершить невозможное. Ибо старика звали Майер Лански.
О Майере Лански написаны сотни статей, и сняты десятки фильмов. Без преувеличения можно сказать что именно он был мозгом огромной подпольной империи которая управлялась еврейской и итальянской Мафией. Начав свою карьеру мелким жуликом на улицах южно-восточного Манхеттана в 1910-х годах, мальчик из Гродно вырос до невероятных высот. В течении 50+ лет этот маленький человек держал в почтении и страхе весь криминал США, Канады, и Карибов.
Бутлегерство, шантаж политиков и судей, заказные убийства, реальный контроль над профсоюзами, проституция, крышевание уличных ларьков и Голливудских киностудий, отмывание денег, игорный бизнес, и многое, многое, многое другое было подвластно Майеру. Моря виски захлестнувшие США в 1920-х, пивные войны в Манхеттане, Конференция в Атлантик Сити и в Аппалачах, победа в войне Кастелламмарезе, основание Murder Inc. и Комиссии, разгон фашисткой партии США, создание Лас Вегаса и туристического рая на Кубе и Багамах, везде в тени стоял Майер Лански. Газеты пестрели именами Багзи Сигеля, Микки Когана, Луиса Бухгалтера, Лаки Лучиано, Джо Адониса, Джо Профачи, Джо Боннано, Вито Дженовезе, Франка Костелло, но сведущие люди знали, никто из них не примет серьёзного решения не посоветовавшись с Лански. Десятки раз ФБР и полиция обвиняли Майера в сотнях преступлений, и за всё время смогли доказать лишь организацию игорного дома в штате Нью Йорк, за что он отсидел 3 месяца. Более никто и никогда не смог доказать причастие Лански к какому либо криминалу. И вот к такому человеку был вынужден обратиться Хукипи.
Через знакомых друзей соседей родственников вождь краснокожих добился встречи с старым ганстером который утверждал что навсегда завязал с подпольной жизнью и сейчас он лишь старый больной пенсионер. Они встретились как бы случайно, подальше от любопытных ушей.
Старый Майер сидел за столиком. Он выглядел устало, безучастно, и в его глазах был декабрь.
- "Прекрасный день сэр. Как Ваше здоровье?" завёл разговор издалека вождь.
- "Сынок." тихо прервал его Лански "перед тем как ты продолжишь, я расскажу тебе одну историю. Давно, почти 50 лет назад, в Нью Йорк приехал знаменитый раввин из Польши по фамилии Шапиро. Ему нужны были средства для постройки новой синагоги и он давал лекции. Однажды он выступал в Манхеттане, зал был забит, люди стояли даже в проходах. Я тоже там был, сидел в первом ряду. Ребе почти не знал английский и выступал на польском и идиш, но присутвующие знали эти языки. Ах как он говорил. Ты не поверишь, люди плакали и я сам вытирал слёзы. А перед сценой стоял маленький мальчик-уборщик, и он тоже рыдал навзрыд. Раввин Шапиро обратился к нему на идиш, "мальчик, почему ты плачешь?", но тот не ответил, он не знал идиш. Тогда раввин переспросил его на польском, но мальчик не знал и польский. Ребе удивился и тогда спросил его на ломаном английском "Мальчик, чего ты плачешь, разве ты понял что я сказал?" "Нет." ответил мальчик. "Я не понял ни одного вашего слова. Но одно я понял - вы хотите денег." Итак, я знаю зачем ты ко мне пришёл. Зачем тебе деньги?
- "Я хочу открыть дело." - начал Хукипи.
- "Ты хочешь начать дело и стать богатым." - с усмешкой уточнил пенсионер.
Индеец понял, с Мейером нужна полная откровенность. В груди что-то ёкнуло и он заговорил переходя на тихий крик
- "Да, я хочу стать богатым, отрицать не буду. Каждый этого хочет. Но ещё больше я хочу наконец вытащить моё племя из того дерьма где мы живём уже больше 120 лет. Вы знаете что это такое, жить на резервации? Жить за чертой, как звери? Когда на тебя презрительно смотрят сверху вниз? Я вырос на ферме где разводили шимпанзе, я помню как туристы смотрели на обезьян и на меня как на диковинку. Мы живём в скотстве, у нас нищий сидит на нищем и нищим погоняет, и все стараются как-то прокормится. У нас забрали землю, свободу, гордость, а взамен дали алкоголь и швырнули подачки. Мы уже почти потеряли свой язык и теряем веру. Изо дня в день, из года в год, из десятилетия в десятилетие - одно и то же. Мы скоро не будет сами собой. Вы не поверите, но многие у нас почти не умеют читать и писать. Я не пророк Моисей который вывел вас из Египта, но я люблю свой маленький народ. И я хочу, очень хочу, сделать его процветающим. И я это сделаю, чего бы мне это не стоило. Я конечно бы мог пожалуй добиться успеха для себя лично уехав куда-либо, но разве это достойно мужчины? Если я не за себя, то кто за меня? Но если я только для себя, то тогда зачем я? И если не сейчас, то тогда? Вы меня понимаете мистер Лански???"
Майер уже не сидел развалившись. Он напрягся как натянутая тетива, руки сжались в кулаки, глаза сверкали, и на его лице поплыли желваки. Казалось что старый бандит что-то вспоминал, что-то давно забытое, но до боли родное. Хукипи замолчал, а Лански смотрел на него тяжело дыша.
- "Я тебя услышал. Я тебя понял." медленно уронил старик. "Когда-то я сам... впрочем не будем об этом.." тяжело вздохнул Лански. "И как же ты совершишь это чудо?"
- "Хочу открыть зал для игры в бинго где люди смогут играть по крупному. Если дело пойдёт, открыть казино. Думаю будет большой спрос." ответил вождь.
- "Мой мальчик, как я понимаю тебя. Казино в Флориде. Это несбыточная мечта всей моей жизни. Твои родители ещё наверное не родились когда я с своим учителем, Арнольдом Ротштейном по кличке "Мозг", планировали это сделать. Тут на пути тысячи проблем и ловушек, но главных две. Первая - эта католическая церковь и сам архиепископ МакКарти (глава католической церкви в Флориде в конце 1970-х). Попы крепко держат рынок "бинго для благотворительности" в своих цепких ручках. Эти ханжи с виду такие святоши, а на деле куда хуже гангстеров из Ист Сайда, уж я то знаю. Они набивают свои карманы, покупают недвижимость и ценности, а ведь если бы они выделили хоть один процент того что у них есть на добрые дела, то они могли бы кормить всех голодных мира лет 10. Вторая сложность - чинуши никогда не разрешат открыть казино в Флориде. Проще договориться со стеной. Если бы ты знал сколько денег, времени, и сил я и наши друзья, потратили на эти тупых и упрямых ослов в Талахаси (столица Флориды). Эти дурни не видят дальше своих носов. Ах если бы можно было открыть казино в Флориде думаешь я бы полез открывать казино в Лас Вегасе, на Кубу, и Багамы? Нет сынок, я искренне хочу тебе помочь, но это не возможно." печально сказал Майер.
- "Мистер Лански, я знаю на что вы способны. Если есть в мире волшебник, то это вы. Я понимаю что у вас не вышло, и всё же я открою зал для бинго и казино."
- "Дорогой мой, как только ты откроешь двери, полиция тут же явится и прикроет лавочку. А в суде ты проиграешь."
- "Видите ли, у меня есть два козыря которых не было у вас и у ваших друзей. Послушайте." и внимательно оглянувшись не подслушивает ли кто, Хукипи зашептал что-то чуть ли не в самое ухо Лански. Услышав сказанное старый Майер аж приоткрыл рот от удивления.
- "Этого не может быть. Мальчик мой, ты уверен? Это действительно так?" переспросил он.
- "Конечно. Иначе зачем бы я к вам пришёл. Впрочем ваши адвокаты смогут проверить мои слова." подтвердил вождь.
- "Забавно. Вот это гешефт, вот это по нашему. Жаль что мы не встретились раньше, когда я был полон сил. Какие дела мы бы совершили, каких высот мы бы достигли. Конечно всё равно шансы маловаты, это пожалуй как поставить всё на зеро в рулетку, и всё же... В своё время я играл куда с меньшими шансами и выигрывал. Да... это будет славное дело, мы утрём нос этим чинушам." У Лански на лице заиграла улыбка, а в глазах был апрель.
- "Так вы дадите денег?" спросил Хукипи.
- "Ну откуда у меня деньги? Я живу на скромную пенсию. Но у меня есть добрый знакомый, Джек Купер, думаю если я его очень попрошу то он не откажет в ссуде. Пожалуй я смогу уговорить кое кого из моих друзей вежливо попросить архиепископа не мешать нам. Но тебе всё равно придётся с ним встретится, так сказать высказать уважение. Также я знаю пару-тройку юристов, которые наверное согласятся нам помочь за символическую сумму. Кстати, тебе понадобится хороший советчик на регулярной основе. Я бы предложил моего старого знакомого, Стивена Вилдена. Он надёжный мужик, кстати тоже отслужил два срока в Вьетнаме." почти случайно показал свою осведомлённость гангстер. "А что бы управлять самим казино у меня есть на примете паренёк из очень хорошей семьи, его зовут Джеймс Вайсман. Очень грамотный молодой человек, да и его брат, Юджин, тоже может помочь с разными мелкими сложностями. Ты же не будешь возражать если за порядком будут следить очень ответственные и порядочные человек?" полуспросил полуприказал Лански и пристально посмотрел на Хукипи.
- "Договорились. Я очень рад." ответил вождь и они пожали руки.
Возможно это совпадение, но Купер действительно безропотно дал ссуду индейцам даже не посмотрев на печальные печальные финансовые отчёты племени. Вилден начал меньше заниматься своим ипподромом и проводить на удивление много времени на резервации. А братья Вайсман вообще забросили все свои дела и начали заниматься исключительно почти бескорыстной помощью семинолам. И очень скоро новое здание с крупной игрой для бинго открылось на резервации. А самое удивительное, архиепископ МакКарти отнюдь не возражал против бинго на резервации и даже пожелал Джиму удачи.
Как предсказывал Лански, полиция появилась в первый же день и арестовала служащих и управленцев. И конечно же семинолы подали в суд утверждая что имеют полное право творить что угодно на своей земле.
- "Это не допустимо. Что за самоуправство? Эдак каждый будет творить что хочет. Ваша Честь, следует закрыть это вместилище порока и греха." стенали штатные чиновники.
- "Действительно. Единственное место где в США разрешены азартные игры, это Невада. На все остальное есть прописанные исключения. Например у нас в Флориде игра не может быть в одном месте чаще чем два раза в неделю и ставка не может быть более $100. А вы творите беспредел. У вас есть хоть один аргумент в свою пользу?"
- "У нас есть целых два, Ваша Честь." не смутившись заявили Джим Билли и его адвокаты. "Во первых, посмотрите на прецедент. Совсем недавно Рассел и Елена Брайаны, из племени Чиппева спокойно жили себе на резервации в штате Миннесота. И вдруг здрасте, штат присылает им счёт на налог на собственность который они никогда не платили ранее. Они его оспорили в суде, правда местный и штатный суд взяли сторону властей. Но индейцы не отчаялись и довели дело до Высшего Суда, и он решил что а) штат не имеет права взымать налоги с бизнеса или собственности на резервации и б) штат не имеет права регулировать бизнес индейцев на их земле. А зал бинго как раз и есть бизнес на нашей земле. А во вторых и главных, Ваша Честь, мы вообще не часть США. Все индейские племена сдались правительству США. Кто раньше, кто позже, но все подписали мирные договора и по сути признали поражение. Все кроме нас. Мы единственное племя которое никогда не сдалось бледнолицым. Наши предки ушли в Эверглейдс, но не сдались. Мы вообше до сих пор в состоянии войны с вами. С каких это пор кто либо имеет право диктовать условия и указывать что делать непобеждённому противнику на его земле?"
Услышав такие аргументы судья вынужден был вынести единственное справдливое решение. "Семинолов надо оставить в покое. Пускай делают что хотят на своей земле, хоть играют в бинго, хоть открывают казино. И ни штат ни федералы не имеют права брать с доходов ни цента."
И деньги потекли на резервацию. Вскоре Джим открыл и казино и поток денег увеличился. Племя выплатило свои долги Куперу досрочно, правда все люди рекоммендованные Ланским остались управлять бизнесом. Впрочем разве жалко каких то 47% прибыли для хороших и честных людей, особенно если они так хорошо помогают развитию. Тем более что они посоветовали как грамотно открывать другие казино.
Вот например в Тампе решили строить большую парковку, но оказалось что на этом месте старинное захоронение семинолов.
- "Я не дозволю бледнолицым поганить могилы наших предков. Или вы забыли что мы с вами ещё официально воюем? Если да, так я напомню. Мы вам устроим Четвёртую Семинольскую Войну. Мы уже зажли боевые костры и бьём в тамтамы" возмущённо кричал Хукипи.
- "Ой. Мы даже не знали. Простите нас. А что же вы хотите?" смущённо спросила мэрия.
- "Ладно, так и быть, стройте свою парковку." сменил гнев на милость Хукипи. "Лишь дайте нам клочок земли дабы достойно захоронить наших предков в другом месте, но всё таки не далеко от города."
- "Уффф. Всего-то. Пожалуйста. Вот отличное пятно, прямо около магистрали, и от города недалеко. Только сделайте всё культурно и музей организуйте. Будем вас изучать." радостно выдохнули чиновники.
- "Отлично. Договорились." ухмыльнулся вождь и .... семинолы построили второе казино.
- "Э, мы так не договаривались." завопили чинуши.
- "Так мы о мире тоже не договаривались и томагавки мы не зарыли" разумно ответил Хукипи.
- "А музей где??? Где он? Слово то надо держать?"
- "Как где? Да внутри казино. Заходите и посмотрите если желание есть." засмеялся вождь.
И ручей денег превратился в полноводную реку. Денег стало столько что семинолы даже приобрели долю в казино на Сент Мартине и начали строить ещё казино в Флориде. Правда ходили грязные слухи что почти бескорыстные помощники семинолов вывозят наличные сотнями ящиков в частных самолётах в разные оффшоры, но всем любопытным были показаны документы где было ясно сказано - везут продукты для нуждающихся, а нелепым слухам стыдно верить.
Вождь обрёл силу и развил бурную деятельность. Электрокомпании что проложили свои сети, газовики что протянули свои трубы, мусороперерабатывающие компании что хоронили отходы, и другие компании что за копейки арендовали землю у семинолов получили неприятный сюрприз.
- "Всё, халява закончилась." заявил Хукипи. "Теперь будете платить честную арендную плату. Иначе пойдёте все вон." Джим отлично понимал что компании зарывшие трубы и сети стоимостью в десятки миллионов никуда не денутся и примут все его условия. И река денег стала ещё больше.
Почти 22 года железной рукой Хукипи руководил своим маленьким племенем. Он стал самым высокооплачиваемым служащим в Флориде. Его приглашали президенты в Белый Дом, перед ним заискивал Трамп пытаясь построить казино и гостиницу на его земле, его звали на симпозиумы, давали премии и награды. По сути его виденье изменило весь рынок азартных игр в США. Следуя его примеру другие племена начали открыват

Комментарии /0

Смайлы