Информационно-развлекательный портал

Сити-NКладовкаФорумСеновалАфишаТВ-onlineЮморДругие проекты

ДневникиВидеоЖенский порталПогода

Случайные фото
Розы из железаЖутковатый сбор последователей Марии Лионсы в джунглях ВенесуэлыПреподаватель по гидравлике в техническом ВУЗеМногоцелевая перчаткаГиперреализмВот такая картошечка уродилась в Луизиане
Заряжай мозгиПотрясающий косплейГлавный вход в пермский политехнический университетСловарь на НГДевушки бывают разныеЛада Икс Рей. Теперь и на улицах города !Киевская модницаКак задроты узнают, что у бабы под юбкойКлиент всегда прав
Тэги

27
мая

Истории

Рейтинг:

Истории за 27 мая 2017

Сейчас ехал в трамвае на работу, залипал в телефон. Рядом сидел паренёк лет 25 и я краем глаза заметил, что он неотрывно смотрит в мой экран. Психанул, открыл гугл и вбил в поиске:"как лечиться от туберкулёза". Через 10 секунд парень встал и ушел в другой конец трамвая. Нехер подглядывать в чужой телефон.


Вот как в старину молодые люди знакомились? На балах, в театрах, на светских раутах. Как сейчас знакомятся? В клубах, на концертах, говорят даже телефонные приложения специальные есть. Ну а когда-то было и так...
В конце 60х, перед армией, мой отец с другом (Вова) решили объехать и обойти Иссык Куль. Оба к походам привычные, палатка, кастрюля, спальники, гитара, что ещё надобно для счастья. Приехали они в Чопан Ату, высадились на автостанции и пошли перекусить в ближайшей закусочной. Разговаривают меж собой, куда отправиться, где палатку разбить. Рядом парень сидит, слышит их и говорит "Мужики, я тут тоже в отпуске, служу во флоте, может вместе пойдём? Палатка у меня тоже есть. Кстати, я Валера.". "Турист-туристу друг товарищ и брат. А что давай, вместе веселее." И их стало трое.
Разбили палатки на берегу, искупались, сели пульку расписать. Мимо парень проходит. "А мужики, вы только игру начинаете, четвёртым возьмёте? Витя меня зовут" "Садись конечно." Расписали пульку, познакомились. Оказалось инженер, тут с женой в санатории отдыхает. Пригласили их на костёр вечером. Будем рады. Витя с женой пришли, да ещё пару человек увязалось с санатория. Вова гитару настроил и как дал концерт, благо он играл и пел хорошо. Народ на песни падкий, набежало человек 25-30. Всю ночь песни пели. А на утро Валера и жена его говорят "хрен с ним санаторием, скучнота одна. Мы ребята с вами, вокруг озера, хотим, возьмёте?" "Конечно возьмём." И их стало пятеро.
Отошли от Чопан Аты на пару десятков километров, разбили палатки. Смотрят рядом два студента интеллигентика мучаются с палаткой. Задохлики, а тоже решили дикарями отдохнуть. "Мужики, не подсобите палатку разбить, не получается у нас." "Чего там, дело не хитрое, подсобим конечно." "Вы откуда и куда?" "Мы с Москвы, перед армией отпуск". "Так и мы с Москвы. Студенты медики." "Так давайте вместе вокруг озера." И их уже стало семеро.
Через денёк двинулись дальше. Добрались до какой-то турбазы, а рядом другой санаторий. Вечер настал, время ужин варить. Тут Витя с женой и говорят, мужики ваше дело молодое, мы готовить ужин будем, а вы на танцы сходите. Пошли, и ведь и впрямь дело молодое. Видят на танцах, трое пьяных к нескольким девушкам пристают. Подошли, пригласили девушек, задиристую троицу подвинули. Те против 5-ых полезть не рискнули.
Танцевали весь вечер, а потом к костру пригласили. И опять простая туристическая, но самая вкусная еда. И конечно песни под гитару на берегу до утра. А наутро, 2 девушки и заявили, бросаем санаторий, идём с вами. И вот уже в компании стало девять человек. Правда пришлось конечно реорганизоваться чуток, ведь у девушек ни рюкзаков, ни спальников, ни палатки. Но ничего, разобрались.
Пока до Пржевальска добирались к ним присоединился ещё один парень, тоже Валера. Как и все росто набрёл на костёр и песни, Валер стало двое, значит надо их различать, тем более что оба похожи, оба высокие и с усами. Стали моряка звать одного "Аксакал" ибо он старше, а второго "Саксаул" ибо у него руки длинные. И вот их уже десять.
Аксакалу и Саксаулу девушки в компании очень понравились, но вот взаимности не было. Приветливые конечно все, но никаких ответов на знаки внимания. Даже грустно как-то.
А от Пржевальска решили добраться до Джет-Огуза. И вот тут незадачка, нет транспорта. То ли автобусы ходили редко в 60х, то ли мало их было. Пацаны бы и так конечно дошли, но девушки к долгим переходам не привычные. Решили попутку ловить. Долго ловили всё без толку. Но наконец чудо из чудес, остановился старенький ГАЗ-51. "Куда едешь?" "Да там колхоз, недалеко от 7 Быков." О нам по пути. Добросишь?" "Да вам кузове неприятно будет." "На всё согласны. Всяко лучше чем в пыли у дороги загорать." Залезли весёлой толпой и охренели.
Оказывается тот ГАЗ 51 вёз огромный металлический куб для дезинфекции баранов. А карболкой он воняет, просто ужас. Но куда деваться, залезли. А дальше хуже, оказалось что куб вообще не закреплён, ездит по всему кузову. Во время дороги и придавить может. Придумали так, что бы всем упереться спинами в борт, а ногами в куб. И таким вот извращённым методом удерживать его от того что бы он всех не покалечил. И так уж получилось что и Аксакал и Саксаул оказались рядом с их избранницами сердец и всю дорогу прикрывали их можно сказать своими телами. Да и познакомились намного ближе.
Высадились они недалеко от Джет-Огуза. Ну а как до скалы Разбитое Сердце добрались, Валеры решили, а чем чёрт не шутит, и сделали признания и предложили свои пропахшиe карболкой руки и туристические сердца девушкам. И самое удивительное, всего часик рыцарского поведения в кузове ГАЗ 51 растрогали девушек и они даже ответили согласием.
Такой вот весёлой толпой они и объехали всё озеро и направились во Фрунзе. Ну а там пути весёлой компании и разошлись. Отец с Вовой отдавать долг Родине отправились, студенты-медики доучиваться Москву поехали, Витя с женой в свой Ленинград укатили. Ну а Валеры к своим невестам с семьями знакомиться поехали соотвественно.
Связь держали долго, переписывались. "Аксакал" женился, служил в Северном Флоте, потом в Москве и дослужился до капраз. Отец видел его последний раз в конце 80х, a 90ые Аксакал не пережил.
"Саксаул" тоже женился. Их носило по всему СССР, а потом и по миру. Сейчас живут у гор, почти таких же как Джет-Огуз, только ...в Аризоне. Да разве важно где живут, главное что в жизни у них есть любовь, молодость в душе, и красные скалы.


Известный физик-ядерщик Харитон рассказывал, что к нему обратились с вопросом о том, какое у него воинское звание, и состоит ли он на учете в военкомате. Но поскольку тогда воинские звания – а он был к тому времени уже главой Арзамаса-16, то есть советского ядерного центра, и все эти армейские субординационные вещи происходили как-то автоматически, он ничего об этом не знал.
И вот Юлий Борисович Харитон, будучи очень ответственным человеком, с оттопыренными прозрачными ушками, в беретике, такой маленький-маленький, пришел по месту прописки в Москве в военкомат. Он пришел, жмется – там здоровенный какой-то такой капитанище, который в этот момент по телефонной трубке болтает с возлюбленной, обсуждая, значит, ее коленки и задницу, и который при виде маленького Харитона в этом беретике сказал: ты погоди, сиди, дед, сиди.
Харитон подождал 10 минут, наконец снова сказал, что, вот, вы знаете, мне надо было бы узнать, в каком я звании и состою ли я на учете. Ему сказали: ну вам же сказали подождать, да? Харитон терпеливо ждет. Наконец прошло 40 минут, и капитан соблаговолил двинуть свою тушу туда в картотеку и в архив. А дальше, — Харитон рассказывает, — я услышал странные звуки. Я услышал, что что-то упало, потом я услышал топот. Через несколько минут ко мне вышли перекошенные и белые начальник военкомата, совершенно белый капитан – у них у всех были приставлены к вискам руки. Они сообщили, что он находится в звании: «товарищ генерал!». Причем сам Харитон рассказывал это без особенных эмоций, поскольку значения таким мелочам не придавал.


Июль 1994-го. Бандитский Петербург (без кавычек). Белые ночи. Надо сказать, что мой друг отдал мне на время своего отъезда (на несколько дней) своего спаниэля. Породы “русский спаниэль”. Почему русский – не знаю. Хоть испанский, не важно. Важно, что он был достаточно крупный, чёрно-белый, с нехилыми клыками и с совершенно поганым характером. Всегда сам по себе, вечно чем-то недовольный, и кидался запросто на любую собаку (хоть на волка), если что-то было ему не так.
Позвонил я жене, что выезжаю и буду через полчаса. Время около полуночи. Приехал, запарковал машину, иду дворами, заворачиваю за угол и издалека вижу, как в наш подъезд заходят двое мужиков. Ещё подумал – явно чужие. Да и время – не для гостей. Только зашёл в парадное, слышу – наверху взрыв лая, вопли и детские крики. У меня был тогда всегда при себе боевой револьвер (не нада – не нада сейчас разводить диалоги! Был револьвер! Боевой! Точка!). Выхватываю машинку, рывком на третий этаж – картина Репина: не ждали, бляди! Около нашей квартиры, у распахнутой настеж двери стоят два урки. У одного кисть ободрана, кровь хорошо так подтекает. Второй, с бегающими глазками, жмётся по стенке, но явно готов прыгнуть на меня. Я ору: “На пол! Быстро! Замочу нахер! Боевой ствол! ”. Загнал их в угол, загораживаю путь отхода. Краем глаза вижу жену и детей за ней, псина рядом рычит. “Какого хера надо?!!”. Они, типа, квартирой ошиблись. “А Вася здесь живёт?” Ору им: “Ещё раз ваши хари увижу – стреляю прямо в ебло с разворота! Ясно?!” Дал им свалить, сам успокоиться не могу. Никак ствол не мог сзади засунуть, не попадал за ремень. Зашёл в квартиру, проследил в окно, что они действительно свалили. А произошло следующее. Жена жарила корюшку (отлично это помню!). Знает, что я на подходе, вот-вот приеду. Позвонили в дверь, она подбежала, открыла замок и бегом обратно на кухню!!! Урки открывают дверь и первый заходит в квартиру, ухмыляясь. Второй остался у приоткрытой двери снаружи. Дети увидели незнакомцев с такими харями и онемели от страха (сыну 7 лет, дочке – 10). А спаниэль был уже в прихожей и явно был недоволен гостями. Первый урка, опять же ухмыляясь, протянул руку его погладить со словами “Какая хорошая собачка”. А “хорошая собачка” рявкнула так, что я услышал на улице! И хапанула урку со всей дури! Через две секунды и я нарисовался. Как раз вовремя! Что произошло, если бы я опаздал даже на несколько минут, просто страшно представить. Что характерно, НИ ОДИН ИЗ СОСЕДЕЙ даже не высунул морду, чтобы узнать, что за шум такой в полночь. И ментов никто не вызвал, только в “глазкИ” смотрели на спектакль.
Так что, псине – огромное человеческое “Спасибо”. Собака – это настоящий, преданый друг. Не в пример людям.


Сейчас, когда утихла эйфория от празднования Дня Победы, можно трезво на все это посмотреть. Мало, катастрофически мало осталось тех, кто фактически выиграл Великую войну. Практически нет тех уже, кто прошел всю ВОВ, кто стоял насмерть под Москвой и Сталинградом, кто брал Кенигсберг и Берлин, кто был ранен и контужен, и кто остался сегодня еще в живых. Тем немногочисленным живым ветеранам сейчас уже за 90 и вряд ли мы их видим на трибунах парадов (за редким-редким исключением).
В моей семье о войне говорить не любили. Дед по отцу 23-го года рождения, призванный в первые месяцы, вернулся с фронта в 1942 году с одной медалью «За отвагу», но с осколком в легком и с практически неработающей левой рукой.
- Деда Коля, расскажи про войну – мне 7-ми летнему пацану все представлялось очень геройским. Ура, в атаку, та-та-та из автомата, все немцы убиты и падают, наши победили…
- Рано тебе еще внучек – обычно отнекивался дед. Мне до слез было обидно, но как я его не упрашивал, дед обычно только хмурился, потирал сухую левую руку и ничего не рассказывал. Умер в 1977 году, всю жизнь проработав в колхозе и воспитав шестерых детей. Мною был один раз подслушан разговор, когда дед выпил и разговаривал с мужиками. Поразило несказанно, рассказывал зло, дословно не помню, но примерно так:
- Ну значит выдали нам по 100 наркомовских и сказали по сигналу в атаку, а какая атака, когда неделю октябрьский осенний дождь, а перед окопами поле, вспаханное под пар (незасеянное, комментарий мой).
- Ну выскочили мы из окопов, метров полста пробежали, на сапогах пуд грязи, куды там бежать, а тут немец стрелять начал и из минометов садить, все и плюхнулись, где были. Комиссар из окопа орет:
- Встать, в атаку, всех сам перестреляю – несколько человек встало, но тут же обратно легли. Какая там атака, на шинели еще полцентнера грязи, полежали часок, да обратно поползли, когда комиссар в блиндаж ушел, видимо голос сорвал и замерз, в окопах же воды на пол сапога. Кое-как грязь соскребли и по дырам, кормить сказали не будут, не заслужили. Дыры копали в стенках окопов, чтобы можно было укрыться хоть как-то от дождя, не стоять в воде, заползти туда и вытянуться, блиндажи только для офицеров были. При обстреле из дыр все старались сразу выскочить, лучше от снаряда и осколков смерть, чем в таком пенале живьем завалит, как в могиле. Один успел только голову высунуть, яма от близкого разрыва обвалилась, пытались вытащить, да где там, сверху метр глины, воздух из легких выдавило, вдохнуть не мог, посинел, так и помер.
Погиб смертью храбрых написали – дед закашлялся, махнул здоровой рукой и добавил матом.
Бабушка (тоже по отцу) певунья и хохотушка, но отделывалась обычно одной фразой:
- Работали много, есть хотелось постоянно, а так весело жили, песни пели, только когда похоронки приходили, всеми бабами ревели (деревня маленькая была, все друг друга близко знали, комментарий мой).
Про деда по матери вообще почти ничего не знаю, убили в деревне в 1946 году, когда матери еще не было и года. Бабушка особо не распространялась:
- Ноги у него не было, на протезе ходил, начальником был, кулаки топором зарубили – какие кулаки в 1946 году понимаю теперь? Сейчас бы спросить, но тогда пацану 8-ми лет все казалось вполне логичным. Кулаки – враги – убили. Бабушка 1926 года, эстонка, перед войной была депортирована из Эстонии в Сибирь. Отца ее убили НКВДешники сразу на хуторе (видимо сопротивление оказал), а ее мать, ее бабушку и пять братьев и сестер (она старшая) вывезли в теплушке в Омскую область, в чистое поле. Страх перед какой-либо властью у нее сохранился до последних дней. Вообще боялась что-нибудь рассказывать и не дай бог сказать что-нибудь, что могло быть понято против советской власти. Единственное, что себе позволяла, это слово «коммунист» у нее было как ругательство:
- Куды полез! – кричала она на убежавшего поросенка.
- У, коммунист засранный! - дальше переходит на эстонский, впрочем, слово «дезертир» у нее тоже было ругательным:
- Работать не хочешь, как дезертир прямо.
Про войну спрашиваю, мне лет 12:
- Хлеба не было совсем, все сдавали – нехотя говорит она.
- А, что ели? – спрашиваю я, представляя почему-то наваристый борщ без хлеба.
- Картошку ели, в мундирах варили и ели – ворчливо отвечает.
-Что? Больше ничего? – сильно удивляюсь.
- Капусту квашенную, моркову, свеклу, летом мальцы грибы собирали, ягоду лесную, жмых из камыша (внутренняя сладковатая часть корня, комментарий мой)… все хватит, иди поросятам воды натаскай - злится она.
Красивая она была, той особой красотой, что валит мужиков штабелями, через полгода после смерти первого мужа, с грудным ребенком, вышла второй раз замуж (это в послевоенное-то время), родила ему дочку, а он подвел, тоже быстро умер, от ран, только коротко сказала мне она (больше ничего про него не знаю, кроме имени Николай). А в 38 лет, работая телятницей в колхозе, женила на себе двадцатилетнего городского парня и родила ему еще троих детей, двух дочек и сына (сын умер во младенчестве). Так всю жизнь и проработала в колхозе, четыре раза в сутки, в 3 утра, в 9 утра, в 3 дня и 9 вечера ходила на ферму, благо близко (ее слова), всего два километра в одну сторону, без выходных и праздников, в любую погоду, накормить новорожденных телят, убраться и полечить (1,5-2 часа), а еще дети (декрет был 2 недели, потом месяц сделали), свое хозяйство и огород. Но никогда не жаловалась и очень бездельников не любила. По выходу на пенсию получала 35 рублей пенсии.
В наследство досталась мне от нее только очень старая фотография, сделанная еще в Эстонии. Сидит прадед (звали Иван, вот такое эстонское имя, хотя может Ян, а в РФ отчество бабушки переделали) и прабабушка (Сальма), оба с достоинством, положив натруженные крестьянские руки на колени, усталый, спокойный взгляд, а вокруг шесть детей мал мала меньше, младший на руках у моей бабушки. Все стриженные одинаково, видимо прабабушкой тут же на хуторе, прадед в простой рубахе, но в фасонистой шляпе, наверное, фотограф ездил по хуторам, вряд ли выбирались они всей семьей в город. Смотрю на фотографию и думаю, кому эти крестьяне-труженики мешали, для какой блядской власти они представляли угрозу? И понимаю, почему в Прибалтике ненависть к советской власти и к русским в частности, посеянная тогда, до сих пор жива. Слишком все было неожиданно жестоко, в высшей степени несправедливо и коснулась слишком многих. И могу только удивляться, как с таким отношением власти к народу, этот народ смог победить в такой войне? Ведь репрессии и жизнь на грани была у всех, кто жил тогда в СССР, а не только коснулась западных украинцев и прибалтов. Чем принципиально колхозы отличались от лагерей? Работа по 16 часов и пайка (трудодень). Кормежка может чуть получше, жениться еще можно и с вышек не стреляют. Паспортов нет, сбежать нельзя, тогда точно в лагерь. Неурожай и сразу голод, государство план по любому забирало.
Сейчас ту действительность старательно лакируют, в том числе новыми дурацкими военными и псевдоисторическими фильмами, но мы обязаны помнить ту правду, передать ее детям, в т.ч. нужное понимание, что Победа - это был действительно бессмертный подвиг НАРОДА.


Муж как-то мылся в ванной на втором этаже (частный дом). Закрылся на замок, а его заклинило. Открыть не смогли ни я снаружи, ни он изнутри. Пришлось ему в окно вылезать (там несложно, на крышу веранды).
Тем же вечером мужу заговорщическим тоном сосед сообщил, что он видел, как из нашего окна любовник в одних трусах сбегал.


Раз уж про гадалок речь зашла, вспомнил я одну историю. По молодости было у меня необычное для мужика увлечение - я гадал на картах. Поначалу только для себя, но потом прокололся где-то, пошла молва, и потянулись ко мне вереницы молодых и не очень особ узнать свою судьбу. Справедливости ради, в большинстве случаев предсказания скучны как и сама жизнь: родственники, знакомые, разговоры, дороги, работа. Короче, и без гаданий понятно, что ждет большинство людей в будущем: скучные будни. Но были и особые случаи. Однажды ко мне пришла одна девица 20 лет от роду. Раскладываю карты и говорю: "Давно не видел таких плохих раскладов. Всё черным-черно. Ждёт вас дальняя дорога. Два молодых человека рядом с вами. Обман вижу, сделают они вам больно. Слёзы вижу. Заболеете из-за них очень сильно, на грани смерти будете, лечиться долго будете." Смотрю девушка бледнеет, глаза её округляются. Спрашиваю: "С вами всё нормально? Вы совсем побледнели." И тут девушка признаётся: "Я три дня назад познакомилась с двумя парнями. Они сказали, что едут на юг ,пригласили меня с собой, я согласилась с ними поехать..." Тут округляются глаза уже у меня: "Девушка, вы в своём уме? Ехать чёрт знает куда с парнями, которых вы едва знаете!" "Да они вроде прилично выглядели." "Вроде? Да они сделают с вами что угодно и никто об этом не узнает. Хорошо, если живы останетесь. Что, поедете, будете проверять, сбудется ли предсказание?" Короче, никуда она не поехала, убедил я её. Но если серьёзно, надо ли было идти ко мне за предсказаниями, по-моему тут и так всё было ясно. На что она надеялась, что её будут кормить просто так мороженым и водить купаться на море?


Навеяло вчерашней историей про цыган.
Много лет назад (мне 15 было) у меня цыганка чуть не отняла часы на площади 3-х вокзалов под речитатив "всю правду расскажу, фокус покажу". Хорошо я догадалась заверещать "отдай часы", а милиции-то там всегда было много - осталась я при часиках. Но с тех пор побаивалась как-то.
На второй раз ко мне пристали около Киевского вокзала – может, помните, там был оптовый рынок? Ну, вот цыганок ошивалось немеряно. Причем шастали парами-тройками и с детишками. И вот ползу такая мелкая, но нагруженная я: 8 блоков сигарет (свекру, мужу и мне 1), 6 пакетов чая "Бодрость" (свекровь просила), кофе, конфеты и еще какая-то лабудень на остановку 17 троллейбуса и тут эти 2 красули: одна "давай погадаю" и вторая как-то неласково трется около моей наплечной сумешки (группа поддержки. Видимо). Понятно, что с сумками мне бегать несподручно, ни от них, ни за ними. И вот что? Надо выкручиваться. А как?
Вдохновленная не иначе как объяснениями нашего майора с военной кафедры, который нам всегда говорил: «Главное – это упредить противника в развертывании», презрительно фыркаю и говорю, «да я сама тебе могу погадать - проблемы у тебя, красавица: не в порядке печень, зубы и гинекология запущена. Лечись, пока не поздно». Тетки оторопели, одна схватилась за бок (болело, наверное), вторая от моей наглости. «Откуда знаешь?» «Вижу», - наставительно сообщила я и никем не останавливаемая потрусила к остановке.
Ни черта я, понятное дело, не видела, но ни вступать в открытый конфликт, ни оставаться без денег не хотелось.
Мораль пора? Наверное, что-то вроде «противника следует бить его же оружием».


Подслушал сейчас историю.
Дело было лет 10-15 назад. Служил на одной базе на Голанских высотах водителем армейской скорой паренек, назовем его Шими.
В один не очень веселый день выпало ему везти на своем амбулансе тело погибшего солдата в морг больницы в Тверии. Обязаность пренеприятнейшая, а Шими был не лишен различных суеверий, но что делать, приказ!
А надо сказать, что на Голанах с общественным транспортом плохо, и поэтому там действует инструкция (во всяком случае тогда действовала) обязывающая водителей армейского транспорта подбирать солдат-тремпистов.
И вот едет Шими на амбулансе, сзади труп, и тут на перекрестке голосуют двое солдат. Ну, инструкция есть инструкция, да и с живыми ехать как-то комфортнее, он остановился, и говорит, что мол "не проблема вас, ребята, подвести, но учтите, у меня сзади тело". "Не важно", - отвечают те, "тут всего десять минут езды". Ну, поехали.
Через десять минут, как и просили, он им остановились, они сошли... Вот только сошел только один из них, а второму, как оказалось, тоже надо было в Тверию. Но Шими об этом не знал. И вот едет он "один", радио слушает, задумался, и вдруг кто-то его за плечо трогает и спрашивает: "друг, а ты в самой Тверии куда конкретно едешь?". Говорят, на его счастье вдоль дороги деревья росли, да и скорость не очень большая была, затормозил об дерево. И даже до больницы доехать сумел. Вот как-то так...


Случилась эта история на закате СССР. Нам тогда еще об этом не объявили, но фривольности уже допускались. В 5м классе, после выходных, какой-то Попандопуло принес собственноручно нарисованные «деньги». Кто-то вытер доску за эти «деньги» , кто-то еще что-то сделал… и понеслось! Идея быстро разбогатеть мигом захватила «неокрепшие» души. «Деньги» начали рисовать все кому не лень. К концу недели класс печатал «деньги» быстрее, чем Центробанк РФ рубли. Особо красивые (и потому ценные) «деньги», естественно, рисовал пацанчик, ходивший в художественную школу. У него еще и бумага особенная нашлась. «деньги» юного Пикассо быстро выбили с биржи все остальные. И один Вася (так и хочется написать «сынок парторга») начал их выкупать за реальные деньги. «Особенная бумага» быстро закончилась и «деньги» еще больше «подорожали». Но Вася и не думал отступать. Желая показать свое превосходство над остальными нищебродами, он продолжал скупать «деньги» за деньги. Через некоторое время у него на руках скопилась большая часть новой валюты отдельно взятого класса. Народ, оказавшийся без средств обмена и возможности добыть их легким путем, мгновенно потерял интерес к первой в СССР финансовой пирамиде. За Васины «деньги» уже никто не хотел его «защищать», носить портфель и оказывать другие услуги, т.е. продавать свой труд за цветные бумажки, как это делают взрослые.
«Контора умерла..»,-сказал бы Остап Ибрагимович...
Почему я об этом вспомнил? Просто прочитал сегодня в новостях, что курс биткоина, впервые в истории, превысил стоимость унции золота…

Комментарии /0

Смайлы